irenegro: (hw)
КУЗНИЦА ЗДОРОВЬЯ

Крым - это форменная жемчужина. Оттуда народ приезжает - только диву даешься. То есть поедет туда какой-нибудь дряхлый интеллигентишка, а назад приезжает - и не узнать его. Карточку раздуло. И вообще масса бодрости, миросозерцания.
Одним словом, Крым - это определенно кузница здоровья.

Read more... )
irenegro: (Default)


Лекции Дмитрия Быкова, Леонида Клейна, а теперь и книга Гениса - все это свидетельства того, что говоря о литературе и чтении, человек всегда больше рассказывает о себе, чем об авторе романа или его сюжете. В отношении и впечатлениях отчетливо прочитывается портрет говорящего или пишущего о книгах.
У Гениса много "вкусных" трактовок и характеристик. Он верит в знаки и послания, "зашитые" в тексты и рекомендует читать с карандашом. Упоминание "камасутры" в названии - это больше чем просто попытка привлечь внимание, поскольку автор действительно рассматривает чтение, как способ получения чувственного удовольствия.

Библиотекой надо не владеть, а пользоваться )
irenegro: (jazz)


Экранизация романа Энн Тайлер, чью книгу "Ladder of Years" я вспоминаю до сих пор.

Мэйкон Лири пишет путеводители, цель которых, так подготовить путешественника к поездке, чтобы тот ничему не удивлялся, не разговаривал с попутчиками, а был максимально погружен в свой уютный кокон, шанс проникнуть через который у реальной жизни ничтожно мал.

Read more... )
irenegro: (hw)
Безусловно полезная вещь для написания, в частности, CV, писем, а также пресс-релизов.

Я же для себя на память вынесла список акронимов:

Read more... )
irenegro: (hw)


Полное название книги - Writing for emotional impact Advanced Dramatic Techniques to Attract, Engage, and Fascinate the Reader from Beginning to End.

Уже на первых страницах автор заботливо предупреждает читателей, что не стоит браться за эту книгу, если вы любите смотреть кино, а то вам откроются такие тайны, и такая изнанка процесса, что вы будете знать слишком много, и все это will demystify what you see on the screen.

И ведь не обманул. Действительно в книге много очень полезных советов по написанию киносценариев (кстати, многие из них вполне годятся и для написания любых художественных книг). Рекомендуется не просто прочитать ее как пособие и отложить в сторону, но держать в качестве настольной и обращаться к ней как можно чаще.

** На память** )
irenegro: (hw)


Под этой обложкой скорее не глубокое исследование писательского процесса, а что-то наподобие "10 фактов о ...", посвященные некоторым известным писателям, и изложенные в весьма увлекательной форме.

Сара Стодола исследовала таких авторов как: Филип Рот, Ричард Прайс, Фрэнсис Скотт Фитцджеральд, Жуно Диаз, Джеймс Джойс, Эрнест Хемингуэй, Джек Керуак, Джоан Дидион, Салман Рушди, Владимир Набоков, Вирджиния Вулф, Джордж Оруэлл, Эдит Уортон, Ричард Прайс, Дэвид Фостер Уоллес, Тони Моррисон, Франц Кафка и Маргарет Этвуд.

Как они решили стать писателями, с чего начинали, каковы их писательские привычки (у Маргарет Этвуд два рабочих стола, а Набоков писал всегда от руки и в ванной комнате), ведут ли они дневники, любят ли уединение или, напротив, компанию - вот, о чем можно узнать из этой книги.

Read more... )
irenegro: (hw)
no title

Роман увлекателен ровно настолько, чтобы хватило сил погрузиться в плотный и полный языковых подножек текст Донны Тарт. По яркости и странности характеров, а также непредсказуемости сюжетных поворотов я бы сравнила "Щегла" с романами Пола Остера. Например, с "Храмом Луны", "Невидимым", "Мистером Вертиго" или "Левиафаном".

Read more... )
irenegro: (hw)
Surfacing by Margaret Atwood



Начинается роман вполне спокойно: две пары приезжают на остров, где находится родительский дом главной героини. Ее отец куда-то исчез, но его поиски - просто фон в этой истории. Наскальные рисунки, придуманные воспоминания, мертвые рыбы и птицы, странные люди, которые хотят купить дом.

Read more... )
irenegro: (hw)
"Трудно сказать, что остается в памяти от нашего прошлого. В тяжелое время жили, тяжелую жизнь прожили, но это была твоя жизнь, жизнь твоих близких, твоего народа. Я не праведник, были ошибки, заблуждения, были люди, которых я заставлял страдать, собственные страдания не оправдывают. Ничего не вернешь, не вычеркнешь, не изменишь. Но были и просветления, был порыв к правде, к искуплению".
(Анатолий Рыбаков)


Любые мемуары читать полезно: не узнаешь правды о человеке, который их написал, так получишь бесценные детали жизни в те времена, которые он описывает.

nuzov_rybakov_Anatoly-and-T

Read more... )
irenegro: (hw)
"Хорошая хозяйка должна ежедневно, хотя на непродолжительное время, побывать в кухне: во-первых, для наблюдения за чистотой и опрятностью, как посуды, полотенец, фартуков, так и самого помещения кухни; во-вторых, для осмотра купленной кухаркой провизии и проверки счетов".


Книга Марии Хмелевской "Экономная кухарка" была издана в Полтаве в 1914 году. Слово "кухарка" в названии не случайно: все эти рецепты и советы были предназначены в первую очередь для кухарок, а не для хозяек (тех самых, которым стоит "ежедневно побывать на кухне"). Между прочим, к прислуге отношение было примерно такое:

"Дрова должны быть сухие. Женщина при работе должна быть чистая и здоровая".

Read more... )
irenegro: (prof)
"Видите ли, я всегда представлял себе жизнь, как одну из лестниц на детских горках, – лестница лет, по которой взбираешься все выше и выше, а потом – упс! Ты срываешься с края, а на твое место приходят другие".


n-LADDER-OF-YEARS-large570


Во время традиционного семейного отпуска на море Делия Гринстед спонтанно решает уехать в неизвестном направлении, оставив мужа, детей, младшему из которых 15 лет, и прочих членов семьи в недоумении.

Read more... )
irenegro: (prof)
"Они с Сэмом приезжали на это побережье в медовый месяц. Молодожены остановились в пригородном трактире, которого сейчас уже не существовало, и каждое утро, когда они лежали здесь, соприкасаясь голыми плечами, доходили до такого состояния, что одно прикосновение заставляло их срываться с места и бежать обратно в номер.
Read more... )
irenegro: (prof)
34714_original

Времени мало, а поучаствовать хочется, поэтому писать буду кратко, в режиме "первое, что пришло в голову".

Read more... )
irenegro: (amour)
Примерно с 16-ой минуты Быков начинает рассказывать про обед Стивы Облонского с Левиным, в котором он разглядел всю суть романа "Анна Каренина".

Read more... )
irenegro: (rearden)
"When you buy a book, you establish a property right in it, just as you do in clothes or furniture when you buy and pay for them. But the act of purchase is actually only the prelude to possession in the case of a book. Full ownership of a book only comes when you have made it a part of yourself, and the best way to make yourself a part of it — which comes to the same thing — is by writing in it.

Why is marking a book indispensable to reading it? First, it keeps you awake — not merely conscious, but wide awake. Second, reading, if it is active, is thinking, and thinking tends to express itself in words, spoken or written. The person who says he knows what he thinks but cannot express it usually does not know what he thinks. Third, writing your reactions down helps you to remember the thoughts of the author.

Reading a book should be a conversation between you and the author. Presumably he knows more about the subject than you do; if not, you probably should not be bothering with his book. But understanding is a two-way operation; the learner has to question himself and question the teacher, once he understands what the teacher is saying. Marking a book is literally an expression of your differences or your agreements with the author. It is the highest respect you can pay him."

How to Read a Book, originally written by Mortimer Adler in 1940 and revised with Charles van Doren in 1972
irenegro: (irenegro)
Хотела прочитать "Жизнь и судьбу" Гроссмана, а вместо этого, по невнимательности, скачала "Жизнь и судьбу Василия Гроссмана" Семена Липкина. Теперь считаю, что это была очень полезная подготовка к чтению романов Василия Гроссмана.

Книгу нельзя считать биографией писателя, это, скорее, своеобразная "биография" его дилогии "За правое дело" и "Жизнь и судьба": от написания, до ареста рукописи, и публикации через много-много лет.
Кроме того, здесь схвачено много важных деталей, характеризущих Гроссмана, и не только его. Заодно проясняется многое из окололитературной жизни, тем более, что и период интересный - последние годы Сталина и Хрущев.
Так, например, я узнала, что Вера Панова, в питерской квартире которой стены были увешаны фотографиями Пастернака, впоследствии поехала в Москву, чтобы принять участие в исключении его из Союза писателей. Про Фадеева и Твардовского, в руках которых были, буквально, судьбы других писателей, тоже много интересного рассказано.

Семен Липкин очень по-дружески уважительно не детализирует личную жизнь Гроссмана. Но мы многое понимаем о его жене - Ольге Михайловне, которую он вытащил из тюрьмы, где она оказалась из-за ареста своего первого мужа. Она настаивала на том, чтобы Гроссман писал на заказ (а ему это было не по нутру), не выполнила его предсмертных пожеланий: чтобы не было гражданской панихиды в Союзе писателей, и чтобы его похоронили на Востряковском еврейском кладбище. Вскользь упоминается и последняя любовь Гроссмана - Екатерина Заболоцкая.

Кстати, самому Семену Липкину пришлось трижды перечитывать "Жизнь и судьбу" по просьбе Гроссмана. Тот вносил все новые и новые правки, дописывая главы, включая новых персонажей и убирая старых, которые не нравились тем, кто принимал решение о публикации. Кто еще, как не истинно преданный друг был бы на это способен?

И продолжая тему Гроссмана, вот, две интересные ссылки:
интервью с Екатериной Коротковой-Гроссман
и
письмо Ирины Новиковой
irenegro: (irenegro)
"The women were responsible for the observance of the dietary laws and for maintaining and implementing domestic ritual. Even when her husband performed the ceremony, it was the wife’s duty to have in readiness a cup of wine, a loaf of bread, the knife and the napkin. The mother was the key link in the family constellation, providing the setting in which each member performed his or her part. A man was always ‘a child’ with regard to physical needs and domestic arrangements and depended on his mother, sister or wife. The ideal Jewish woman was a good wife and mother – clean, patient, hardworking, silent and submissive. In reality, not many were silent and submissive, but they were all devoted to their families. Their own well-being was unimportant, and if they complained of the burden of it all, it was to boast. A mother’s concern was mainly in the physical well-being of the family – that the children did not hurt themselves or get into a draught or get chilled and, above all, that they should eat enough. Because of its scarcity, food represented a mother’s love – and that was one thing the Jews did not lack. The yiddisheh mammeh manifested her unbreakable and unconditional love by constant and solicitous overfeeding. No matter what you did, she always loved you and she never stopped feeding, hovering, trying to arouse the appetite and asking, ‘Have you had enough to eat? Take a little more.’ Whereas Jewish girls were meant to be pink and plump, Jewish boys were pale, bent scholars and never saw the sun. Their mothers pressed them to eat but were proud of the studious, hungry appearance of their sons".

Claudia Roden - The Book of Jewish Food
irenegro: (irenegro)
Я читала только "Сто лет одиночества":

Во времена бессонницы и амнезии, охвативших жителей Макондо, Хосе Аркадио Буэндия решил построить вращающийся барабан с карточками - рисунками - машину памяти, с помощью которой можно было бы каждое утро вспоминать все, что познал в течение жизни.
Вообще, история семьи Буэндия на протяжении ста лет развивается по кругу, она замкнута - одни и те же имена, характеры, ситуации. В ней есть что-то и библейское и сказочное. И, одновременно, это - история человечества в миниатюре. С расцветами и упадками, с засухами и наводнениями, войнами и миром.
Урсула, потеряв зрение, поняла, что каждый домочадец ежедневно ходит по одним и тем же местам, делает одно и то же, и даже говорит одни и те же слова в одно и то же время, а нарушив свою привычную круговерть, рискует что-то потерять. А может быть, наоборот, найти? Как часто мы стремимся к рутине, к суете, к бесконечным to do листам только, чтобы не оставаться наедине с собой, только чтобы вопросы всякие не полезли в голову. Странные, ненужные, без ответа...
Патологически одинокие герои Маркеса и любят, как правило, катастрофично. "Любовь" - почти равно "трагедия". Пожалуй единственная счастливая история - Аурелиано и Амаранты Урсулы, которые стали "чуть ли не единым целым и смерть предпочли бы разлуке" - и та закончилась вместе с историей столетнего одиночества.


Габриэль Гарсия Маркес 06.03.1927-17.04.2014

August 2015

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 1213 14 15
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios