irenegro: (Default)
На днях посмотрела фильм Чухрая "Русская игра" и экранизацию спектакля "Игроки" в постановке Олега Меньшикова.
И то и другое базируется на гоголевских "Игроках", правда, в первом случае придуман новый персонаж - итальянский шулер, который приехал в Россию в поисках больших и легких денег.
И кино и спектакль хороши по-своему. В главных ролях у Чухрая - Гармаш, Маковецкий и Мерзликин, великолепно разыгрывающие эту историю о жульничестве. И фильм действительно смешной, правда, если вы не уснете на долгих разговорах о крапленых картах. В этом плане спектакль, конечно, более динамичен и сжат. Каждая реплика - в цель.

Несмотря на похожесть двух этих продуктов, мораль у них совершенно разная.

"Я давно, еще в девяностые годы, задумал снять эту историю, которая, на мой взгляд, не очень изменилась и сегодня. Я имею в виду наши вечные провинциальные счеты с заграницей: любят нас там или не любят, верят или не верят, и так далее... И я специально сделал из шулера иностранца, показав, как русские игроки его и купили на том, что он думает о русских - простодушных, широких, доверчивых, увлекающихся. У нас просто разные стереотипы, и вряд ли они так резко и быстро изменятся", - говорит Павел Чухрай.

Cпектакль Меньшикова - о том, что каким бы ты не был талантливым мошенником, всегда найдется плут, "который тебя переплутует". И в этой сути он безусловно ближе к Гоголю.
irenegro: (Default)
На днях посмотрела фильм Чухрая "Русская игра" и экранизацию спектакля "Игроки" в постановке Олега Меньшикова.
И то и другое базируется на гоголевских "Игроках", правда, в первом случае придуман новый персонаж - итальянский шулер, который приехал в Россию в поисках больших и легких денег.
И кино и спектакль хороши по-своему. В главных ролях у Чухрая - Гармаш, Маковецкий и Мерзликин, великолепно разыгрывающие эту историю о жульничестве. И фильм действительно смешной, правда, если вы не уснете на долгих разговорах о крапленых картах. В этом плане спектакль, конечно, более динамичен и сжат. Каждая реплика - в цель.

Несмотря на похожесть двух этих продуктов, мораль у них совершенно разная.

"Я давно, еще в девяностые годы, задумал снять эту историю, которая, на мой взгляд, не очень изменилась и сегодня. Я имею в виду наши вечные провинциальные счеты с заграницей: любят нас там или не любят, верят или не верят, и так далее... И я специально сделал из шулера иностранца, показав, как русские игроки его и купили на том, что он думает о русских - простодушных, широких, доверчивых, увлекающихся. У нас просто разные стереотипы, и вряд ли они так резко и быстро изменятся", - говорит Павел Чухрай.

Cпектакль Меньшикова - о том, что каким бы ты не был талантливым мошенником, всегда найдется плут, "который тебя переплутует". И в этой сути он безусловно ближе к Гоголю.
irenegro: (Default)
Запись спектакля состоялась, судя по цветам, которые дарили Фаине Раневской - исполняющей одну из главных ролей, весной. Постановка по сценарию Вайны Дельмар "Уступи место завтрашнему дню", который в свою очередь написан по роману Джозефины Лоуренс "Годы так длинны" и пьесе Хелен и Нолана Лири.

Раневская и Плятт - мать и отец пятерых детей, которые теперь, когда родителям на старости лет нужна поддержка, начинают сваливать заботу о них друг на друга, рассматривая тот факт, что родители будут жить в доме одного из них, как величайшую жертву со своей стороны. В итоге муж и жена, безумно любящие друг друга, никогда прежде не разлучавшиеся, вынуждены теперь жить раздельно, не один из них, разумеется, не счастлив, и если в первое время они еще надеются быть вместе когда-нибудь, то потом и эта слабая надежда угасает.

Все, что им осталось - это светлые воспоминания о медовом месяце ("Барк говорил, у нас был такой медовый месяц, что над нами постоянно роились пчелы…"), о единственном в жизни путешествии, ибо все последующие годы семейной жизни были отданы детям. А впереди - разлука, одиночество и тишина.
irenegro: (Default)
Запись спектакля состоялась, судя по цветам, которые дарили Фаине Раневской - исполняющей одну из главных ролей, весной. Постановка по сценарию Вайны Дельмар "Уступи место завтрашнему дню", который в свою очередь написан по роману Джозефины Лоуренс "Годы так длинны" и пьесе Хелен и Нолана Лири.

Раневская и Плятт - мать и отец пятерых детей, которые теперь, когда родителям на старости лет нужна поддержка, начинают сваливать заботу о них друг на друга, рассматривая тот факт, что родители будут жить в доме одного из них, как величайшую жертву со своей стороны. В итоге муж и жена, безумно любящие друг друга, никогда прежде не разлучавшиеся, вынуждены теперь жить раздельно, не один из них, разумеется, не счастлив, и если в первое время они еще надеются быть вместе когда-нибудь, то потом и эта слабая надежда угасает.

Все, что им осталось - это светлые воспоминания о медовом месяце ("Барк говорил, у нас был такой медовый месяц, что над нами постоянно роились пчелы…"), о единственном в жизни путешествии, ибо все последующие годы семейной жизни были отданы детям. А впереди - разлука, одиночество и тишина.
irenegro: (Default)
Если в двух словах, то - смеялись до слёз! Звезды этого спектакля - Мария Аронова и Владимир Этуш. Первая удивительно органична в роли дамы лет 45, пытающейся организовать выгодный брак для своей дочери. Я смотрела на нее и ловила сходство с Фаиной Раневской. Если раньше для меня Аронова была героиней сериала "Клубничка (сто лет назад по РТР), и рекламных роликов, то увидев ее в театре я была просто потрясена.
Владимир Этуш - в качестве постаревшего "товарища Саахова", абсолютно маразматического старика, "обломка аристократии" самого как-будто собранного из запчастей, и путающего сон с явью.
Пожалуй, единственное, что мне показалось лишним в спектакле - это фрагмент с исполнением "кантаты" мордасовскими дамами. Ну, ничего он не добавил в плане описания жизни города Мордасова, так что вполне можно было без него обойтись. В остальном - замечательная постановка, комедия, но комедия по Достоевскому.

Теперь об околотеатральном. Как обычно, любители халявы - люди без места - контрамарочники. Я не думаю, что это правильно и честно - усаживать людей, пришедших в театр бесплатно на места в партере. На галёрку - может быть. Но не в первые ряды. Рядом со мной, на втором ряду, воспользовавшись дополнительным местом, устроился подросток, который явно тяготился спектаклем, но уйти не мог, потому что папа, который его за руку привел, сидел на первом ряду, на таком же приставном стуле.
Второе, что неистребимо - это невыключенные мобильные телефоны. Перед спектаклем предупреждают, и тем не менее, в момент какой-нибудь драматической паузы, обязательно раздастся трель. И не просто трель, а музыка какая-то, сразу и не поймешь - то ли так было задумано, то ли нет. Отвлекает очень. Сложно ли было выбрать режим "без звука"?
irenegro: (Default)
Если в двух словах, то - смеялись до слёз! Звезды этого спектакля - Мария Аронова и Владимир Этуш. Первая удивительно органична в роли дамы лет 45, пытающейся организовать выгодный брак для своей дочери. Я смотрела на нее и ловила сходство с Фаиной Раневской. Если раньше для меня Аронова была героиней сериала "Клубничка (сто лет назад по РТР), и рекламных роликов, то увидев ее в театре я была просто потрясена.
Владимир Этуш - в качестве постаревшего "товарища Саахова", абсолютно маразматического старика, "обломка аристократии" самого как-будто собранного из запчастей, и путающего сон с явью.
Пожалуй, единственное, что мне показалось лишним в спектакле - это фрагмент с исполнением "кантаты" мордасовскими дамами. Ну, ничего он не добавил в плане описания жизни города Мордасова, так что вполне можно было без него обойтись. В остальном - замечательная постановка, комедия, но комедия по Достоевскому.

Теперь об околотеатральном. Как обычно, любители халявы - люди без места - контрамарочники. Я не думаю, что это правильно и честно - усаживать людей, пришедших в театр бесплатно на места в партере. На галёрку - может быть. Но не в первые ряды. Рядом со мной, на втором ряду, воспользовавшись дополнительным местом, устроился подросток, который явно тяготился спектаклем, но уйти не мог, потому что папа, который его за руку привел, сидел на первом ряду, на таком же приставном стуле.
Второе, что неистребимо - это невыключенные мобильные телефоны. Перед спектаклем предупреждают, и тем не менее, в момент какой-нибудь драматической паузы, обязательно раздастся трель. И не просто трель, а музыка какая-то, сразу и не поймешь - то ли так было задумано, то ли нет. Отвлекает очень. Сложно ли было выбрать режим "без звука"?
irenegro: (Default)
Только что вернулись из театра. Если раньше для меня Мартин Иден говорил голосом Владимира Высоцкого, то теперь в памяти будет и образ Романа Степенского - не менее мощного и энергичного воплощения героя Джека Лондона (если в начале он еще вызывал у меня сомнения, то во втором акте их уже не осталось). Матрос ставший популярным писателем. Получивший все, о чем мечтал, и именно в момент осуществления всех желаний, осознавший, что это - конец. Вот такая история успеха. Ради любви Руфи он хотел стать знаменитым, а ей нужен был лишь надежный конторский труженик со "стабильным доходом", такой как все. Все, что нужно было Идену - это ее вера в его талант. Но Руфь - слишком "ребенок" для того, чтобы быть рядом и поддержать, противостоя своим родителям и всему остальному миру.
Семь актеров и максимум человек 150 зрителей, сидящих на сцене, в центре которой на площадке, похожей на ринг, происходит действие спектакля. Именно в такой камерной атмосфере чувствуешь максимальную свою вовлеченность во все происходящее. Актеры среди зрителей и зрители среди актеров. Бесконечные аплодисменты и море цветов после спектакля.
Необыкновенный драйв, свежесть и потрясающее желание играть - это то, что не всегда найдешь в немолодежных театрах.
Помимо главного героя мне очень понравились Руфь в исполнении Евгении Белобородовой и ее брат, роль которого сегодня исполнял Александр Девятьяров. Все трое необыкновенно экспрессивны и пластичны.

P.S. Вот здесь я нашла много отличных фотографий со спектакля.
irenegro: (Default)
Только что вернулись из театра. Если раньше для меня Мартин Иден говорил голосом Владимира Высоцкого, то теперь в памяти будет и образ Романа Степенского - не менее мощного и энергичного воплощения героя Джека Лондона (если в начале он еще вызывал у меня сомнения, то во втором акте их уже не осталось). Матрос ставший популярным писателем. Получивший все, о чем мечтал, и именно в момент осуществления всех желаний, осознавший, что это - конец. Вот такая история успеха. Ради любви Руфи он хотел стать знаменитым, а ей нужен был лишь надежный конторский труженик со "стабильным доходом", такой как все. Все, что нужно было Идену - это ее вера в его талант. Но Руфь - слишком "ребенок" для того, чтобы быть рядом и поддержать, противостоя своим родителям и всему остальному миру.
Семь актеров и максимум человек 150 зрителей, сидящих на сцене, в центре которой на площадке, похожей на ринг, происходит действие спектакля. Именно в такой камерной атмосфере чувствуешь максимальную свою вовлеченность во все происходящее. Актеры среди зрителей и зрители среди актеров. Бесконечные аплодисменты и море цветов после спектакля.
Необыкновенный драйв, свежесть и потрясающее желание играть - это то, что не всегда найдешь в немолодежных театрах.
Помимо главного героя мне очень понравились Руфь в исполнении Евгении Белобородовой и ее брат, роль которого сегодня исполнял Александр Девятьяров. Все трое необыкновенно экспрессивны и пластичны.

P.S. Вот здесь я нашла много отличных фотографий со спектакля.
irenegro: (Default)
Анджей Вайда. Из программки к спектаклю  )


Наклонный помост, облепленный комьями темной грязи. Хмурое, грозовое небо. Существа в черных балахонах - лица скрыты под капюшонами, на ногах тяжелые остроносые башмаки - "поначалу лишь передвигают мебель на сцене, а потом по-бесовски подслушивают человеческие исповеди и в злом плясе затаптывают людей...". И, правда, по мере развития событий «люди в черном» уже не покидают сцену, толпятся заинтересованно, хороводят вокруг героев и, наконец, всей стаей уволакивают долгожданный труп Шатова. А фоном - музыка Зигмунта Конечны - страшный гул, вороний клекот, демонический хохот, какое-то бормотанье и подвыванье. Бесовские звуки.
Декорации минимальны: если нужно изобразить скромное жилище Лебядкиных, Кириллова и Шатова - сцену разгораживают серыми ширмами, если действие переносится в дом Ставрогиных - ширмы быстро заменяются белым диваном и креслами на выгнутых ножках, а над сценой появляются люстры.
Двадцать семь действующих лиц. Смотришь на них и понимаешь, что они «играют», то есть все происходит «понарошку». Ни на минуту не дают забыть, что ты в театре. Сочувствия и переживаний – минимум.
Самые «живые» персонажи: Лебядкин (Сергей Гармаш) и сестра его – убогая хромоножка Лебядкина (Елена Яковлева). Смотришь на них и вспоминаешь «Каменскую», и думаешь как же жалко, что такие актеры снимаются во всякой ерунде. К сожалению, эту парочку можно наблюдать только в первом действии. На поклон они тоже не вышли. Видимо, сидеть полтора часа в ожидании конца спектакля – это не «по-звездному».
Ставрогин (Владислав Ветров) появляется очень эффектно – под лучом прожектора он один на сцене рассказывает душераздирающую историю и, фактически, раскрывает все карты.
Настроение мрачное и очень подавленное. На протяжении всего спектакля – предчувствие катастрофы. Да еще эта «фальшивая» игра. К концу первого действия уже хочется закрыть занавес и пойти погулять.
В начале второго действия - совершенно занудное заседание политического кружка. Скучно.
Очень резкий финал: в абсолютной тишине распахивается массивная белая дверь, а там болтается в петле Ставрогин. Занавес.
Тяжело.
irenegro: (Default)
Анджей Вайда. Из программки к спектаклю  )


Наклонный помост, облепленный комьями темной грязи. Хмурое, грозовое небо. Существа в черных балахонах - лица скрыты под капюшонами, на ногах тяжелые остроносые башмаки - "поначалу лишь передвигают мебель на сцене, а потом по-бесовски подслушивают человеческие исповеди и в злом плясе затаптывают людей...". И, правда, по мере развития событий «люди в черном» уже не покидают сцену, толпятся заинтересованно, хороводят вокруг героев и, наконец, всей стаей уволакивают долгожданный труп Шатова. А фоном - музыка Зигмунта Конечны - страшный гул, вороний клекот, демонический хохот, какое-то бормотанье и подвыванье. Бесовские звуки.
Декорации минимальны: если нужно изобразить скромное жилище Лебядкиных, Кириллова и Шатова - сцену разгораживают серыми ширмами, если действие переносится в дом Ставрогиных - ширмы быстро заменяются белым диваном и креслами на выгнутых ножках, а над сценой появляются люстры.
Двадцать семь действующих лиц. Смотришь на них и понимаешь, что они «играют», то есть все происходит «понарошку». Ни на минуту не дают забыть, что ты в театре. Сочувствия и переживаний – минимум.
Самые «живые» персонажи: Лебядкин (Сергей Гармаш) и сестра его – убогая хромоножка Лебядкина (Елена Яковлева). Смотришь на них и вспоминаешь «Каменскую», и думаешь как же жалко, что такие актеры снимаются во всякой ерунде. К сожалению, эту парочку можно наблюдать только в первом действии. На поклон они тоже не вышли. Видимо, сидеть полтора часа в ожидании конца спектакля – это не «по-звездному».
Ставрогин (Владислав Ветров) появляется очень эффектно – под лучом прожектора он один на сцене рассказывает душераздирающую историю и, фактически, раскрывает все карты.
Настроение мрачное и очень подавленное. На протяжении всего спектакля – предчувствие катастрофы. Да еще эта «фальшивая» игра. К концу первого действия уже хочется закрыть занавес и пойти погулять.
В начале второго действия - совершенно занудное заседание политического кружка. Скучно.
Очень резкий финал: в абсолютной тишине распахивается массивная белая дверь, а там болтается в петле Ставрогин. Занавес.
Тяжело.
irenegro: (Default)
А в прошлую субботу мы были в театре Маяковского и смотрели «Карамазовых». Это, я вам скажу, силища. Я до сих пор хожу под впечатлением, и временами выпадаю из действительности, как будто заново оказываясь ТАМ.
На сцене лил дождь, падал снег, плясали и пели русский хор и пестрая цыганская банда (как будто только что из «Жестокого романса»). Все актеры великолепны: Костолевский (Иван) – циничный, философствующий;
Филиппов (Дмитрий) - честный, любящий, весь «нараспашку»;
Щедрин (Алеша) - «верующий, но в вере своей некрепкий», с «бесенком в сердечке»;
Лазарев (Карамазов-отец) – шут, «сладострастник»;
Повереннова (Грушенька) – вульгарная, разбитная, «дурная, но хорошая»; Судзиловская (Катерина Ивановна) – ледяная, ревнивая, стерва такая;
Спиваковский (Черт) – ироничный, веселый, с натуральными бесовскими ужимками…
Декорации предельно аскетичны - на сцене высокие, в три этажа, белые стены с вырезанными окнами (ассоциации с чем-то восточным).
Эта «симфония страстей» состоит из отдельных сцен, абсолютно разных по характеру: юмор плавно перетекает в трагедию и наоборот; и перемешанных во времени. В антракте кто-то жаловался, что действие на сцене не соответствует хронологии событий в романе – но ведь суть не в этом. Главное в спектакле - это не соблюсти последовательность событий романа, а раскрыть его духовный смысл, перенести философию Достоевского на сцену. И это Арцибашеву удалось на все сто.
3.40 - на одном дыхании.
Смело можно рекомендовать.

Минусов - два. Оба имеют отношение непосредственно к театру.
Сидеть в Маяковке очень тесно (у меня так и не получилось нормально разместить там ноги) и душно (некоторым так поплохело, что они выходили). Но это сущие пустяки.
irenegro: (Default)
А в прошлую субботу мы были в театре Маяковского и смотрели «Карамазовых». Это, я вам скажу, силища. Я до сих пор хожу под впечатлением, и временами выпадаю из действительности, как будто заново оказываясь ТАМ.
На сцене лил дождь, падал снег, плясали и пели русский хор и пестрая цыганская банда (как будто только что из «Жестокого романса»). Все актеры великолепны: Костолевский (Иван) – циничный, философствующий;
Филиппов (Дмитрий) - честный, любящий, весь «нараспашку»;
Щедрин (Алеша) - «верующий, но в вере своей некрепкий», с «бесенком в сердечке»;
Лазарев (Карамазов-отец) – шут, «сладострастник»;
Повереннова (Грушенька) – вульгарная, разбитная, «дурная, но хорошая»; Судзиловская (Катерина Ивановна) – ледяная, ревнивая, стерва такая;
Спиваковский (Черт) – ироничный, веселый, с натуральными бесовскими ужимками…
Декорации предельно аскетичны - на сцене высокие, в три этажа, белые стены с вырезанными окнами (ассоциации с чем-то восточным).
Эта «симфония страстей» состоит из отдельных сцен, абсолютно разных по характеру: юмор плавно перетекает в трагедию и наоборот; и перемешанных во времени. В антракте кто-то жаловался, что действие на сцене не соответствует хронологии событий в романе – но ведь суть не в этом. Главное в спектакле - это не соблюсти последовательность событий романа, а раскрыть его духовный смысл, перенести философию Достоевского на сцену. И это Арцибашеву удалось на все сто.
3.40 - на одном дыхании.
Смело можно рекомендовать.

Минусов - два. Оба имеют отношение непосредственно к театру.
Сидеть в Маяковке очень тесно (у меня так и не получилось нормально разместить там ноги) и душно (некоторым так поплохело, что они выходили). Но это сущие пустяки.
irenegro: (Default)
О чем думал Горький, когда писал пьесу «Васса Железнова»? О жестоких капиталистах, угнетающих рабочий класс, сосредоточивших в своих руках весь мир? Или о женщине, которой по стечению жизненных обстоятельств, приходится стать главой семьи, взвалить на свои плечи хозяйство, хлопоты о детях, беспутном муже и прочих родственниках?
Никто нам не ответит. А вот, о чем думала я после мхатовского спектакля...Read more... )
irenegro: (Default)
О чем думал Горький, когда писал пьесу «Васса Железнова»? О жестоких капиталистах, угнетающих рабочий класс, сосредоточивших в своих руках весь мир? Или о женщине, которой по стечению жизненных обстоятельств, приходится стать главой семьи, взвалить на свои плечи хозяйство, хлопоты о детях, беспутном муже и прочих родственниках?
Никто нам не ответит. А вот, о чем думала я после мхатовского спектакля...Read more... )

August 2015

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 1213 14 15
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios