irenegro: (jazz)
Посредственный роман происходит в одном плане, хороший - в двух, великий - в трех, а очень великий - в четырех.

Из лекции об эволюции романа )
irenegro: (hw)


Под этой обложкой скорее не глубокое исследование писательского процесса, а что-то наподобие "10 фактов о ...", посвященные некоторым известным писателям, и изложенные в весьма увлекательной форме.

Сара Стодола исследовала таких авторов как: Филип Рот, Ричард Прайс, Фрэнсис Скотт Фитцджеральд, Жуно Диаз, Джеймс Джойс, Эрнест Хемингуэй, Джек Керуак, Джоан Дидион, Салман Рушди, Владимир Набоков, Вирджиния Вулф, Джордж Оруэлл, Эдит Уортон, Ричард Прайс, Дэвид Фостер Уоллес, Тони Моррисон, Франц Кафка и Маргарет Этвуд.

Как они решили стать писателями, с чего начинали, каковы их писательские привычки (у Маргарет Этвуд два рабочих стола, а Набоков писал всегда от руки и в ванной комнате), ведут ли они дневники, любят ли уединение или, напротив, компанию - вот, о чем можно узнать из этой книги.

Read more... )
irenegro: (irenegro)
Нора Галь - о том, как она стала переводчиком:

Два слова о моем собственном опыте: мой основной язык (еще до войны) был французский, в английском я – самоучка: взяли, как щенка, за шиворот, бросили в воду – барахтайся. Точнее, весной 43 года, еще не зная даже, что have и had – один и тот же глагол в разных видах и посему дважды лазая за этими словами в словарь, – по поручению одной редакции за 2 недели прочла, а потом за 2 месяца перевела книжку в 12 печ.л. Тем временем журнал закрылся, рукопись пролежала у меня в ящике 40 лет. А потом выдалось у меня немного свободного времени, я все это откопала, конечно, порядком почистила, и журнал "Урал" в 6-8-м номерах за 1983 г. напечатал эту добрую и мудрую повесть – "Крысолов" Невила Шюта, того самого, по другой книге которого Ст.Крамер сделал фильм "На последнем берегу".

Это, конечно, не рецепт на все случаи жизни. Раз Вы владеете английским, можно поступить и так (часто советовала это начинающим): возьмите, допустим, небольшой очерк из I тома с.с. Диккенса, либо рассказ Дж.Лондона или Хэмингуэя, переведенный кем-нб из мастеров (Топер, Холмская, Лорие, Дарузес, Калашникова, Волжина, Богословская). Переведите сами – и только доработав до своего "потолка", сравните с прежним переводом, и попробуйте понять, в чем и почему у мастера лучше. А бывает, увы, что-то в тех переводах устарело и покажется Вам хуже – надо и это понять: современная школа перевода (говорю не о буквалистах и не о борзописцах, а о людях одаренных и добросовестных) выросла "на плечах" тех, прежних мастеров, так наз. кашкинцев, они полвека назад открывали америки, для нас уже привычные.


Источник
irenegro: (red)
Молчание уже не золото

Российское правительство накажет тех, кто играет в молчанку с Пенсионным фондом.

После принятия нового закона о гарантировании пенсионных накоплений, который должен заработать с начала следующего года, накопительная часть будущей пенсии россиян может обнулиться. Кроме того, перевод пенсионных накоплений в негосударственные пенсионные фонды будет заблокирован на неопределенное время. Что делать, чтобы не лишиться будущей пенсии?
Read more... )
irenegro: (Default)
boilerroom

Открывая газету, включая телевизор или разговаривая с друзьями Сет Дэвис (в эту роль прекрасно вжился Джованни Рибизи) только и слышал о том, как кто-то разбогател. Миллионы выигрываются в лотерее, зарабатываются на съемках в сериале, достаются от богатых родителей. Надеяться на последний вариант не приходилось: когда твой отец – американский федеральный судья, нелепо мечтать об особенно крупном наследстве. Поэтому Сету приходится рассчитывать на себя, и он открывает подпольное казино у себя дома. Чем не бизнес для двадцатилетнего паренька, вышвырнутого из колледжа? И тут, внезапно, поступает предложение поработать в инвестиционной компании.

«I learned how to fuck people out of their money. Harry Reynard just lost his life savings. And he wasn’t a whale. He was jusе some poor schmuck, and I took him. I did everything that J.T. Marlin taught me to do».

Когда речь идет о миллионах, честность, совесть, и принципы – отправляются в топку.
irenegro: (books)
"Но моя уверенность в том, что есть смысл зарабатывать деньги, распалась в прах; слишком много было доказательств того, что это неправда – мол, чем больше ты зарабатываешь, тем лучше живешь. А раз так, терялся смысл хлопотать о больших деньгах. Забавно, что, только утратив веру в справедливость денег, я понял, как сильно эта идея на меня влияла.
Это самое полезное из того, чему я научился в Salomon Brothers. Почти все остальное я быстро и с готовностью забыл. Я наловчился ворочать сотнями миллионов долларов, но до сих пор впадаю в растерянность, когда мне нужно потратить несколько тысяч. На учебных курсах Salomon Brothers мне преподали урок смирения, но я при первом же удобном случае все забыл. Я понял, что организация способна развратить человека, но, поскольку я до сих пор готов влиться в какую-нибудь организацию и даже не прочь немножко развратиться (пожалуйста, без излишеств), не очень понятно, какая польза от такого понимания. Похоже, в конечном итоге весь этот опыт оказался практически бесполезен для меня.
Может быть, нужно было набраться терпения и не уходить так рано. Но когда я понял, что мне больше незачем оставаться в Salomon Brothers, я понял одновременно, что мне нужно уходить. Вся моя жизнь свелась к тому, чтобы каждое утро, проснувшись, делать то, что я уже делал прежде и что у меня получалось, и успех вознаграждался так же, как прежде. Я возненавидел перспективу жизни без новизны".


О книге Майкла Льюиса "Покер лжецов"
irenegro: (Default)
Это удивительно интересно – погрузиться в ту атмосферу, проникнуться любовью автора к «пузатой и сочной» Москве. Так и хочется очутиться в каком-нибудь тамошнем ресторанчике, где по полдня завтракают осетровым балыком, севрюгой, икрой да белорыбицей, запивая все это ледяным шампанским, потом, проезжая по улице, остановить разносчика и купить ананас, заказать в трактире ерундопель («икры салфеточной четверть фунта, масла прованского, уксусу, горчицы, лучку накрошить, сардинки четыре очистить, свежий огурец и пять вареных картофелин — счетом»); для строительства дома позвать модного архитектора, а чтобы написать портрет своего ребенка, вызвать известного художника из-за границы.

Читать дальше
irenegro: (Default)
Запоминаются обычно какие-то мгновения, и совсем не те, которые мы планируем помнить, а случайные.
Раннее субботнее утро начала сентября. Яркое солнце, которое припекает так, что хочется снять куртку, и тут же набежали облака, и хочется шарф, перчатки и шапку. Навстречу нам только редкие собачники со своими питомцами самых разных размеров. Чувствую, что начинаю подмерзать и хлеб энд кампани по пути - очень кстати. Кофе с собой и я уже стою на солнце, всматриваюсь в облака, где на удивление медленно летит самолет. Медленными маленькими глотками я запускаю в себя этот горький черный ток, который заставляет передергиваться, а потом на дне остается огромная шапка воздушно-невесомой молочной пены.
Я согрелась и люблю этот мир, как со мной всегда бывает после кофе. Можно продолжать движение.
irenegro: (Default)
"В национальном сознании город этот - безусловно Ленинград; с увеличением пошлости его содержимого он становится Ленинградом все больше и больше. Кроме того, слово "Ленинград" для русского уха звучит ныне так же нейтрально, как слово "строительство" или "колбаса". Я, однако, предпочту называть его Питером, ибо помню время, когда он не выглядел Ленинградом, - сразу же после войны. Серые, светло-зеленые фасады в выбоинах от пуль и осколков, бесконечные пустые улицы с редкими прохожими и автомобилями; облик голодный - и вследствие этого с большей определенностью и, если угодно, благородством черт. Худое, жесткое лицо, и абстрактный блеск реки, отраженный глазами его темных окон. Уцелевшего нельзя назвать именем Ленина.
За этими величественными выщербленными фасадами - среди старых пианино, вытертых ковров, пыльных картин в тяжелых бронзовых рамах, избежавших буржуйки остатков мебели (стулья гибли первыми) - слабо затеплилась жизнь. И помню, как по дороге в школу, проходя мимо этих фасадов, я погружался в фантазии о том, что творится внутри, в комнатах со старыми вспученными обоями. Надо сказать, что из этих фасадов и портиков -классических, в стиле модерн, эклектических, с их колоннами, пилястрами, лепными головами мифических животных и людей - из их орнаментов и кариатид, подпирающих балконы, из торсов в нишах подъездов я узнал об истории нашего мира больше, чем впоследствии из любой книги. Греция. Рим, Египет - все они были тут и все хранили следы артиллерийских обстрелов. А серое зеркало реки, иногда с буксиром, пыхтящим против течения, рассказало мне о бесконечности и стоицизме больше, чем математика и Зенон."
irenegro: (naked)
"I don't believe in happy endings, but I do believe in happy beginnings."

Луи де Берньер родился в Лондоне, в 1954 году, а детство провел в Суррее. Его отец - английский офицер, а странная "французская" фамилия досталась от французского предка - гугенота. Родители очень любили читать, поэтому в доме было очень много книг. Кроме того, отец был членом книжного клуба, и каждый месяц ему присылали книжные новинки, которые читались, в том числе, и маленьким Луи. Любимой книгой своего детства, прочитанной в 12-13 лет, Берньер называет "Лунный флот" Джона Фолкнера.
Ребенок получил хорошее образование, в 18 лет он оказался в армии, где провел четыре месяца. Военной карьеры не случилось, и это стало предметом ссоры с родителями, мечтавшими, чтобы сын пошел по стопам отца. От родительского гнева Берньер сбежал в Южную Америку. Там он работал садовником, механиком и учителем, а также записывал свои впечатления о жизни в Колумбии. Позже, когда Луи де Берньеру исполнилось 36 лет, из этих записей родилась "Латиноамериканская трилогия".
До 32 лет жизнь Берньера была "бесформенна", не было ни карьеры, ни перспектив. Но однажды ему надоела собственная депрессивность, он решил завязать с меланхолией и начать "интересоваться жизнью".
Как он написал первую книгу? В общем, очень просто - по его же словам, он сломал ногу и лежал дома, скучал, просматривал свои колумбийские записи, и одна из историй превратилась в книгу.
Этой книгой стала "The War of Don Emmanuel’s Nether Parts" ("Война и причиндалы дона Эммануэля"), опубликованная в 1990 году, а вслед за ней вышли два продолжения - "Señor Vivo and the Coca Lord" ("Сеньор Виво и наркобарон") и "The Troublesome Offspring of Cardinal Guzman" ("Беспокойный отпрыск кардинала Гузмана") - , составившие вместе "Латиноамериканскую трилогию". Взявшись за первую часть, я не осилила ее, и если бы это была первая книга автора, попавшая мне в руки, то вполне вероятно, что я больше не стала бы его читать. Однако, есть много хороших отзывов, в которых говорят о "маркесовском" стиле, юморе, героях... На вкус и цвет, как говорится...
В 1993 году журнал "Granta" назвал Берньера в числе 20-ти лучших британских романистов. А уже в следующем году вышел роман, который стал феноменальным бестселлером, "литературным джекпотом", и сделал имя своего автора известным всему миру, поскольку читатели рекомендовали эту книгу друг другу "из уст в уста". Этот роман - "Мандолина капитана Корелли" - благодаря ему, как говорят, Берньер мог больше уже ничего не писать, поскольку обеспечил себя до конца жизни. Книга получила много призов и премий и была переведена на 35 языков, а в 2001 году была экранизирована, причем, сценарий для фильма Луи де Берньер написал сам, что не помешало ему потом рассуждать о том, что "It would be impossible for a parent to be happy about its baby's ears being put on backwards."
В том же 2001 году была написана пьеса "Sunday Morning at the Centre of the World" и новелла "Red Dog". В 2004 году вышел роман "Birds Without Wings" - попытка Берньера если и не стать новым Львом Толстым, то, по крайней мере, повторить "Войну и мир", а через четыре года, совсем недавно, появился его новый роман - "A Partisan's Daughter".
Сейчас Луи де Берньер живет в Норфолке, в настоящем поместье, напоминающем хозяину старинный французский замок, которое он купил в 2000 году за 450 тысяч фунтов (благодаря "Капитану Корелли"): “It was a bit shabby, and the garden was just grass and nettles”. Он отец двоих детей - Робина, которому три года, и десятимесячной Софи, которых воспитывает вместе с женой Кэти Джилл. В общем, Луи де Берньера вполне можно назвать счастливым человеком - он живет за городом, как и в детстве (о чем долго мечтал), занимается садоводством, играет на флейте, мандолине, кларнете и иногда пишет книги, нисколько не сокрушаясь, что слава писателя быстротечна, а звание "бестселлера" очень быстро может перейти к книге другого автора, как в свое время его самого сменили на вершине успеха Джон Роулинг с "Гарри Потером" и Дэн Браун с "Кодом да Винчи".
irenegro: (naked)
"I don't believe in happy endings, but I do believe in happy beginnings."

Луи де Берньер родился в Лондоне, в 1954 году, а детство провел в Суррее. Его отец - английский офицер, а странная "французская" фамилия досталась от французского предка - гугенота. Родители очень любили читать, поэтому в доме было очень много книг. Кроме того, отец был членом книжного клуба, и каждый месяц ему присылали книжные новинки, которые читались, в том числе, и маленьким Луи. Любимой книгой своего детства, прочитанной в 12-13 лет, Берньер называет "Лунный флот" Джона Фолкнера.
Ребенок получил хорошее образование, в 18 лет он оказался в армии, где провел четыре месяца. Военной карьеры не случилось, и это стало предметом ссоры с родителями, мечтавшими, чтобы сын пошел по стопам отца. От родительского гнева Берньер сбежал в Южную Америку. Там он работал садовником, механиком и учителем, а также записывал свои впечатления о жизни в Колумбии. Позже, когда Луи де Берньеру исполнилось 36 лет, из этих записей родилась "Латиноамериканская трилогия".
До 32 лет жизнь Берньера была "бесформенна", не было ни карьеры, ни перспектив. Но однажды ему надоела собственная депрессивность, он решил завязать с меланхолией и начать "интересоваться жизнью".
Как он написал первую книгу? В общем, очень просто - по его же словам, он сломал ногу и лежал дома, скучал, просматривал свои колумбийские записи, и одна из историй превратилась в книгу.
Этой книгой стала "The War of Don Emmanuel’s Nether Parts" ("Война и причиндалы дона Эммануэля"), опубликованная в 1990 году, а вслед за ней вышли два продолжения - "Señor Vivo and the Coca Lord" ("Сеньор Виво и наркобарон") и "The Troublesome Offspring of Cardinal Guzman" ("Беспокойный отпрыск кардинала Гузмана") - , составившие вместе "Латиноамериканскую трилогию". Взявшись за первую часть, я не осилила ее, и если бы это была первая книга автора, попавшая мне в руки, то вполне вероятно, что я больше не стала бы его читать. Однако, есть много хороших отзывов, в которых говорят о "маркесовском" стиле, юморе, героях... На вкус и цвет, как говорится...
В 1993 году журнал "Granta" назвал Берньера в числе 20-ти лучших британских романистов. А уже в следующем году вышел роман, который стал феноменальным бестселлером, "литературным джекпотом", и сделал имя своего автора известным всему миру, поскольку читатели рекомендовали эту книгу друг другу "из уст в уста". Этот роман - "Мандолина капитана Корелли" - благодаря ему, как говорят, Берньер мог больше уже ничего не писать, поскольку обеспечил себя до конца жизни. Книга получила много призов и премий и была переведена на 35 языков, а в 2001 году была экранизирована, причем, сценарий для фильма Луи де Берньер написал сам, что не помешало ему потом рассуждать о том, что "It would be impossible for a parent to be happy about its baby's ears being put on backwards."
В том же 2001 году была написана пьеса "Sunday Morning at the Centre of the World" и новелла "Red Dog". В 2004 году вышел роман "Birds Without Wings" - попытка Берньера если и не стать новым Львом Толстым, то, по крайней мере, повторить "Войну и мир", а через четыре года, совсем недавно, появился его новый роман - "A Partisan's Daughter".
Сейчас Луи де Берньер живет в Норфолке, в настоящем поместье, напоминающем хозяину старинный французский замок, которое он купил в 2000 году за 450 тысяч фунтов (благодаря "Капитану Корелли"): “It was a bit shabby, and the garden was just grass and nettles”. Он отец двоих детей - Робина, которому три года, и десятимесячной Софи, которых воспитывает вместе с женой Кэти Джилл. В общем, Луи де Берньера вполне можно назвать счастливым человеком - он живет за городом, как и в детстве (о чем долго мечтал), занимается садоводством, играет на флейте, мандолине, кларнете и иногда пишет книги, нисколько не сокрушаясь, что слава писателя быстротечна, а звание "бестселлера" очень быстро может перейти к книге другого автора, как в свое время его самого сменили на вершине успеха Джон Роулинг с "Гарри Потером" и Дэн Браун с "Кодом да Винчи".
irenegro: (я)
Любая автобиографическая проза едва ли может претендовать на объективность. Когда человек пишет о самом себе, он склонен преувеличивать достоинства, скрывать недостатки и романтизировать свое прошлое. Но, читая даже такие приукрашенные воспоминания, можно составить достаточно верное представление о том, кто их написал и о времени, в которое ему довелось жить.

Император Александр III сказал ей: «Будьте украшением и славою нашего балета». Эти слова стали девизом Матильды Кшесинской, а одобрение и поощрение императора определили ее жизнь и карьеру.
Талантливая, яркая балерина - она выработала собственный стиль, совместив драматизм и выразительность своего кумира – Вирджинии Цукки, и взяв лучшее из традиций русского балета. Техника и артистизм удивительно гармонично сочетались в ее танце. Кроме того, Кшесинская обладала особым даром захватывать публику с первого момента своего появления на сцене.
Богемный образ жизни: черная икра - ложками, шампанское – рекой, лучшие вина – в домашнем погребе, обеды – от шеф-поваров лучших ресторанов, шикарный особняк - в Петербурге, дача – в Стрельне (оборудованная мини-электростанцией, что в те времена было величайшей редкостью), драгоценности, меха. Приемы в доме Кшесинской становились событиями светской жизни столицы.
Но все это – внешняя, «парадная» сторона. А был еще и каторжный труд у балетного станка, постоянная работа над собой на пути к совершенству.
Кшесинская, женщина кокетливая и эффектная, имела много поклонников и «друзей». Влюбившись в наследника престола Николая II, она ушла из родительского дома и сняла особняк, чтобы встречаться с любимым (такая смелость в 20 лет!). После женитьбы Николая II их встречи прекратились, но покровительством императора Кшесинская пользовалась очень активно.
Однажды, в результате конфликта с балериной (и ее обращения за помощью к царю) подал в отставку директор императорских театров (ха! Волочковой такое не по зубам). «Когда задевали мое самолюбие, я защищалась всеми теми средствами, которыми располагала».
Если бы Кшесинская жила сейчас, она стала бы великим PR-щиком. Работая над своим имиджем и «набивая себе цену», она заявила, что уходит со сцены – благодаря чему получила возможность устроить внеочередной бенефис (по версии, изложенной в воспоминаниях, она просто пыталась убедить всех, что не имеет отношения к интригам, царящим в театре). Обычно артистам давали два бенефиса - за 20 лет службы и прощальный. У Кшесинской их было три. С помощью своего дара убеждения, и присущего ей обаяния, она умела и могла убедить кого угодно и в чем угодно.
Кшесинская вышла замуж за великого князя Андрея Владимировича (кузена царя). Родив в 1902 году ребенка (что едва не поставило крест на ее репутации и балетной карьере), пожениться они смогли только после революции, уже находясь в эмиграции. В Париже Кшесинская открыла свою студию. Помимо таланта балерины, она открыла в себе способности к преподаванию. Студия имела успех, учениц становилось все больше и больше.
В 1936 году (в 64 года) Кшесинская танцевала в Ковент-Гардене «Русскую» в сарафане и кокошнике, вышитом жемчугами. Это было ее последнее выступление на сцене.
В 1956 году во время гастролей Большого театра в Париже Кшесинская сказала: «Я плакала от счастья…Я узнала прежний балет. Это был тот самый балет, который я не видала более 40 лет. Душа осталась, традиция жива и продолжается…». Это был бальзам на ее измученную душу.
В 1958 году Матильда Кшесинская похоронила мужа. «С кончиною Андрея кончилась сказка, какой была моя жизнь». В ее жизни остались сын и работа.
Не дожив одного года до столетия, она пережила свою страну, свой балет, своего мужа, друзей и врагов. Великая балерина и удивительная женщина.
irenegro: (я)
Любая автобиографическая проза едва ли может претендовать на объективность. Когда человек пишет о самом себе, он склонен преувеличивать достоинства, скрывать недостатки и романтизировать свое прошлое. Но, читая даже такие приукрашенные воспоминания, можно составить достаточно верное представление о том, кто их написал и о времени, в которое ему довелось жить.

Император Александр III сказал ей: «Будьте украшением и славою нашего балета». Эти слова стали девизом Матильды Кшесинской, а одобрение и поощрение императора определили ее жизнь и карьеру.
Талантливая, яркая балерина - она выработала собственный стиль, совместив драматизм и выразительность своего кумира – Вирджинии Цукки, и взяв лучшее из традиций русского балета. Техника и артистизм удивительно гармонично сочетались в ее танце. Кроме того, Кшесинская обладала особым даром захватывать публику с первого момента своего появления на сцене.
Богемный образ жизни: черная икра - ложками, шампанское – рекой, лучшие вина – в домашнем погребе, обеды – от шеф-поваров лучших ресторанов, шикарный особняк - в Петербурге, дача – в Стрельне (оборудованная мини-электростанцией, что в те времена было величайшей редкостью), драгоценности, меха. Приемы в доме Кшесинской становились событиями светской жизни столицы.
Но все это – внешняя, «парадная» сторона. А был еще и каторжный труд у балетного станка, постоянная работа над собой на пути к совершенству.
Кшесинская, женщина кокетливая и эффектная, имела много поклонников и «друзей». Влюбившись в наследника престола Николая II, она ушла из родительского дома и сняла особняк, чтобы встречаться с любимым (такая смелость в 20 лет!). После женитьбы Николая II их встречи прекратились, но покровительством императора Кшесинская пользовалась очень активно.
Однажды, в результате конфликта с балериной (и ее обращения за помощью к царю) подал в отставку директор императорских театров (ха! Волочковой такое не по зубам). «Когда задевали мое самолюбие, я защищалась всеми теми средствами, которыми располагала».
Если бы Кшесинская жила сейчас, она стала бы великим PR-щиком. Работая над своим имиджем и «набивая себе цену», она заявила, что уходит со сцены – благодаря чему получила возможность устроить внеочередной бенефис (по версии, изложенной в воспоминаниях, она просто пыталась убедить всех, что не имеет отношения к интригам, царящим в театре). Обычно артистам давали два бенефиса - за 20 лет службы и прощальный. У Кшесинской их было три. С помощью своего дара убеждения, и присущего ей обаяния, она умела и могла убедить кого угодно и в чем угодно.
Кшесинская вышла замуж за великого князя Андрея Владимировича (кузена царя). Родив в 1902 году ребенка (что едва не поставило крест на ее репутации и балетной карьере), пожениться они смогли только после революции, уже находясь в эмиграции. В Париже Кшесинская открыла свою студию. Помимо таланта балерины, она открыла в себе способности к преподаванию. Студия имела успех, учениц становилось все больше и больше.
В 1936 году (в 64 года) Кшесинская танцевала в Ковент-Гардене «Русскую» в сарафане и кокошнике, вышитом жемчугами. Это было ее последнее выступление на сцене.
В 1956 году во время гастролей Большого театра в Париже Кшесинская сказала: «Я плакала от счастья…Я узнала прежний балет. Это был тот самый балет, который я не видала более 40 лет. Душа осталась, традиция жива и продолжается…». Это был бальзам на ее измученную душу.
В 1958 году Матильда Кшесинская похоронила мужа. «С кончиною Андрея кончилась сказка, какой была моя жизнь». В ее жизни остались сын и работа.
Не дожив одного года до столетия, она пережила свою страну, свой балет, своего мужа, друзей и врагов. Великая балерина и удивительная женщина.

August 2015

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 1213 14 15
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios